1 заметка с тегом

own

Про вред и справедливость

Очередной раз переезжаю. Снял комнату на Тверской-Ямской, рядом с офисом. Не ахти что, но зато в центре. Переделаю ее под себя по мере возможности.

В свете последних событий, пришел к важной истине, к которой должно бы дойти раньше, но вот как есть. Именно, стали очевидны две справедливости: «бумажная» и «ментальная». Так, первая основывается за зафиксированных опорных точках на «бумаге» (имейл, term sheet или договор), вторая же базируется на принципе «не навреди».

Пример: В январе я приехал на старую хату в Строгино по предложению о съеме квартиры вместо моего знакомого, с которым мы ранее снимали эту хату вместе. В процессе выяснилось, что часть мебели, которая при нашем въезде была в этом холостяцком бунгало, пришла в негодность, а часть была ликвидирована на основании договоренности с хозяевами о замене ее на НОВУЮ. Сумма не обсуждалась. На встрече договоренность о компенсации ликвидированной мебели я взял на себя, упустив момент стоимости и состояния компенсации. Так я внял, что она должна стоить не более той, что была ликвидирована, в то время как, судя по всему, ранее моим знакомым было взято на себя обязательство компенсировать ликвидированную мебель новой, что автоматически повышает представленную мной сумму компенсации, не говоря уже о временных затратах на ее доставку, поиск и покупку.

Тут стоит оговориться, депозит, который был внесен при въезде, должен быть возвращен моему знакомому при съезде, но при условии извещения за месяц до него, что не было сделано, поэтому он должен был «сгореть», но раз нашли меня, то он не сгорает, но переходит на меня, и, на мое счастье, бьется на 9 месяцев. Теперь я должен был его вернуть моему знакомому (N), по истечении срока. Круть вроде, но не так все просто, как станет ясно далее.

После встречи, мы с моим знакомым обозначили сумму задолженнности с учетом стоимости мебели. Я не был в курсе, что договоренность с хозяином была жесткой относительно состояния ее при компенсации. Она должна была быть строго новой. Так, стоимость ее при таком условии достигает 20 000 ₽. В письме же мы обозначили 8500, что тогда на мой взгляд было вполне достаточно. Эйфория же жилья в одиночку затмила разум. При этом также важно отметить, что знакомый знал это, но тем не менее обозначил в письме сумму, недостаточную для покрытия своей задолженности перед владельцем хаты. В почте мы договорились, что с учетом моих затрат, сумма N, хотя должа бы быть N — 10000. Херня на постном масле, но важность сей херни нельзя переоценить. Она сформировала фокус, которого без нее не видать мне.

Итак, сейчас я съезжаю и трачу на эту мебель столько, сколько оговорили. Ан нет, хозяин требует выполнить оговоренное с моим знакомым. При этом у меня нет варианта не выполнить сие. Иначе мне не возвращается депозит. Так депозит 36 000, за вычетом мебели 16 – 18K ₽.

———
Возвращаясь в начало, наша договоренность в почте с N есть закон, справедливость. Не выполни ее и ты обманщик. Но ментальная же справедливость говорит иное – таковым вроде как оказывается знакомый, что больно признавать, но факт укрытия договоренности N с хозяином о новой компенсации скрыт и оценка несправедлива, поскольку результатом скрытия является нанесение вреда человеку, в данном случае мне.

Это заставило меня задуматься: почему я требую к себе ментальной справедливости? Вправе ли я? Вправе, если… если я ровно так же поступаю по отношению к другим. Основываю ли я свои действия и решения на принципе ментальной справедливости? Ближайший пример показал, что нет. Так я не враве требовать ее по отношению к себе. Хочу ли я ее требовать и ждать от других людей? Да. Значит надо что? Надо, во-первых, исправить допущенное. А во-вторых, бежать «бумажной» справедливости впредь, основывая свои действия на ментальной, как бы не было соблазнительно иное.

Ближайший пример, о котором я упомянул выше — покупка доли в моем магазине двумя моими знакомыми. Ребя внесли бабло и на словах «купили» 49% магазина. Магазин не пульнул так, как хотелось бы им, поэтому они в минусе на X денег. Бумажная справедливаоcть: купили — ешьте. Надо было думать лучше. Ментальная же — доверились мне, я опустил на X денег, я навредил. Надо восстановить.

Равенство
Выше я пришел к неправомерности требования «ментальной» справедливости к себе при личном несоблюдении этого принципа. Почему же это неправомерно? Потому что основано на той самой ментальной справедливости, которая обусловливает поведение человека, соотнося его действия с принципом равенства. Тут все просто: я отношусь к людям херово = ко мне люди относятся херово. Я люблю людей = они любят меня. Мне дали = я даю в ответ. Да, на практике такая установка не всегда и чаще никогда не работает, и строить иллюзий, что всегда будет равнозначный фидбек, не надо. Тем не менее, этот довольно тривиальный принцип налицо и, на мой взгляд, является фундаментальным, когда речь идет о справедливости вообще. Речь тут о формировании культуры взаимоотношения людей, которая сиждется на принципах заботы о ближнем, принципах справедливости и равенства.

Относительное и абсолютное
Встает вопрос: относительна ли ментальная справедливость или абсолютна? Я имею ввиду следовать ли принципам ментальной справедливости по отношению к людям, следующим принципам бумажной или преследующим всегда исключительно собственное благо, несмотря ни на что (смесь несправедливости и «бумажной справедливости»)? Я склоняюсь к абсолютной, потому что именно она делает человека абсолютным носителем добра, вне зависимости от обстоятельств. Требуется изрядное мужество поступить по отношению к человеку, вредящему тебе сознательно или слепо, «ментально справедливо». В то время как блюсти принципы бумажной справедливости проще: ежели тебе поднасрали — ты вправе поднасрать в ответ. Если тебе дали, а по бумаге в ответ ничего не потребовали, то можно и не давать ничего в ответ (обратите внимание, как тут игнорируется равенство).

Подводя черту, можно предположить, что ментальная справедливость несет в мир счастье, веру, созидание, свободу и душевный комфорт, в то время как «бумажная» — злость, разочарование, недоверие, разрушение, агрессию и душевные муки. Можно копать глубже, пытаясь поделить взаимоотношения людей на частные и корпоративные. Описанное выше во втором случае — безумство, я понимаю. Но это уже почва для индивидуальных размышлений. Почитайте про ложь и правду и про эмоции.

Суть
Люди — носители (служители) добра или зла. Первые основывают свои действия на ментальной справедливости, основанной на равенстве и принципе «не навреди», вторые склоняются к бумажной («подписался — ешь, думать надо было раньше») или вообще не следуют никакой. Чему служить решает каждый в отдельности.

2017   own   thoughts